Правдивая история о добром волке. Петер Никл

Мелик-Пашаев

Цена $10.00

«Правдивая история о добром волке», написанная немецким философом-антропологом Петером Никлом – это красивая и мудрая сказка о том, как из-за глупых предубеждений и устоявшихся стереотипов нам порой трудно отличить хорошее от плохого, добро от зла, тем более, если зло выглядит так притягательно и звучит столь убедительно, что хочется верить ему без оглядки. Но, как и в любой сказке, добро здесь, конечно же, побеждает и преподносит нам важный урок: умей видеть и думай своей головой.

Йозеф Вилкон (р. 1930) – польский художник и скульптор с мировым именем. Его работы хранятся в музеях и частных коллекциях по всему миру. Однако широкой публике Вилкон известен, прежде всего, как книжный иллюстратор, создавший более 200 книг для детей и взрослых, изданных на многих языках.

Его иллюстрации имеют особый, неповторимый характер и, кажется, выходят за рамки двухмерного, плоского пространства, творя чудеса. Вилкон умеет передавать не только образы, но и ощущения. Нарисованный им рыхлый, свежий снег – пахнет снегом и его хочется потрогать. К нарисованным зверькам тянется рука, чтобы погладить шкурку. Вилкон умеет нарисовать даже ветер – холодный, зимний пронизывающий ветер, который задувает со страниц и заставляет поёжиться.

Пресса о книге

Блог Натальи Медведь "Маленький читатель", 04.02.15

Детская сказка, написанная философом-антропологом и нарисованная художником с мировым именем. Ждать от нее недетской тяжеловесности? Не стоит. Она преподнесет сюрпризы, куда же без них, но все они будут адресованы детям и только детям, никакого перемигивания со взрослыми. Ждать следует удовольствия, смеха и дружеской привязанности к лаконичным и харизматичным, а еще очень запоминающимся персонажам.

Тем не менее есть у этой книги предыстория, с которой взрослым стоит познакомиться. Ее появления пришлось на поворотное для обоих авторов время. Так, Петер Никл, ныне профессор философии университета Регенсбурга, будучи студентом Мюнхенского университета Людвига-Максимилиана, изучал юриспруденцию и немецкую литературу. Его академические интересы изменил год учебы в Италии, где он занимался философией. По возвращении в Германию, он продолжил углубляться в науку наук и в 1985 году стал магистром философии, что окончательно определило его будущее. Пройдет еще много лет и он станет профессором философии и именитым ученым, но именно в период смены ориентиров – от немецкой литературы к философской антропологии – появляется «Правдивая история о добром волке». Немного символично, не правда ли? И уже невольно ожидаешь, что детская сказка может оказаться премудрым чтением, что сейчас дошкольнику расскажут о смысле жизни, если не его самого, то хотя бы это самого волка, раз уж философ взялся за дело.

К сюжету мы еще вернемся, а пока познакомимся с полноправным соавтором Петера Никла, чьим рисункам сказка обязана половиной своего очарования. Широко известный у себя на родине в Польше и во всем мире, многогранный художник Йозеф Вилкон совсем не в последнюю очередь любим за свои книжные иллюстрации. Его манера легко узнаваема, его образы искренни, понятны и запоминаются надолго. «Правдивая история о добром волке» и для него пришлась на знаковые для творческого самоопределения годы. С начала 80-ых годов (а сказка была опубликована в 1982 году) в книжных работах Йозефа Вилкона стала прослеживаться одна главная тема – животные и их детеныши. История волка, где типичные сказочные герои действуют нетипично, попала как раз в точку.

Знаковые для каждого из авторов периоды, конечно, не обязаны иметь каких-то глубоких связей с тем, какой в результате получилось книга, это было бы слишком предсказуемым и поверхностным предположением. Но и бесследно они пройти не могли. Их отголоски где-то запрятаны. Где-то в сюжете, в котором стандартные сказочные роли перевернуты с ног на голову, где-то в иллюстрациях, с которых на нас выразительно смотрят живые и харАктерные лесные обитатели.

С самого начала сказка готовит читателя к чему-то новому. Нам демонстрируют портретную галерею совершенно хрестоматийных сказочных персонажей, но им сразу  отказывают в стандартных ролях: «…если волк, то злой, заяц – трусишка, лиса хитрая, а уж сова обязательно умная. – Ерунда это все, – ворчит мой дедушка. – Это все равно что считать, будто все мальчишки драчуны, а девчонки плаксы». Дедушка-рассказчик, отвергая сказочные стереотипы, дает нам возможность словно заново познакомиться и рассмотреть главных героев, попытаться предугадать их характеры.

За броские и яркие образы протагонистов в первую очередь надо благодарить Йозефа Вилкона. Его иллюстрации изысканны и многогранны. В его рисунках четко выделены центральные персонажи, фон вовсе нельзя назвать богато детализированным – он совершенно аскетичен, но это только на руку акцентированным фигурам композиции. На сюжете рисунка легко сконцентрироваться даже малышам, для которых еще актуально правило «одна картинка – один герой». Вилкон рисует своих зверей в состоянии напряженной статичности, за их позами зачастую читается развязка какой-то психологической драмы: будь это волк со спасенным им зайцем на руках, лиса, согласившаяся на лечение и сознающая свое аморальное поведение, или зайцы на опасной разминке в заснеженном и переполненном хищниками лесу. Хотя о психологизме и стройности композиции подумать можно будет и позже, а сперва читатель улыбнется очевидной и неприхотливой иронии в рисунках. Вся драматичность мизансцен отступает перед искрометным юмоома Йозефа Вилкона. Совиная узколобость, заячий фатализм, лисий кураж, даже волчье добродушие показаны невозможно весело и задорно.

Все эти изыски и неприкрытая ирония приходятся под стать сюжету. Философски сдобренный сказ про волка, который вырос непохожим на своего отца, не хотел быть самым злым зверем в лесу и в результате нашел себя в знахарстве и стал самым настоящим, а не иносказательным, санитаром и даже доктором леса, безусловно привлекает к себе детское внимание. Стройная и по-своему логичная история. Хитрая сова, разглядев душевные метания мягкотелого хищника и решив избавиться от конкурента, дает ему «дельный совет» – пойти куда подальше, понабраться ума-разума и вернуться мудрым, добрым и всеми любимым волком. А волк так и поступил: ушел из леса, стал отшельником, а потом на него снизошло просветление, он стал узнавать, какие травки и цветочки принесут пользу и от чего помогут, безо всякого наставничества волк сумел самостоятельно воспитать в себе доктора.

С новоприобретенным талантом волк решил вернуться в свой родной лес, где за время его отсутствия все сильно поменялось. Без главного хищника, державшего в страхе всех остальных плотоядных рангом пониже, последние совсем распоясались и вообще слишком буквально восприняли обещанную совой веселую жизнь без волка. Особенно лиса, которая, не тратя сил на угрызения совести, предалась чревоугодию. Эта лиса вообще показывается на глаза читателю лишь для того, чтобы облизнуться на куропатку, пригласить на уединенную прогулку аппетитную мышку или пробежать мимо с петухом в зубах – яркий персонаж, одним словом. За свое безнравственное поведение ей позже придется расплачиваться буквально животом своим – он от обжорства разболится так, что и волку за помощь спасибо скажешь.

Тем более что к этому времени волк возвращается в местное «царство порока» и открывает частную практику. И клиентов-то полон лес, ведь зимой зверятам что послабее тяжело пришлось из-за разгулявшихся хищников, но корыстная сова снова вмешивается и очерняет новоиспеченного лекаря, благо всегда можно сослаться на его исторически подмоченную репутацию.

Кто такую несправедливость долго согласится терпеть? Вот и волк собрался уже навсегда уйти из родных мест, да на пути ему повстречался замерзающий зайчик. По доброй воле зайчик бы не доверился волку, а тут уж пришлось. Да еще и удачно все вышло – не прошло и двух дней, а заяц уже совершенно здоровый ускакал от волка, да еще и нового пациента вскоре привел – ту самую объевшуюся лису. А как волк в медицинских целях превратил лису в вегетарианку, тут все звери и поняли, что волк – свой человек, т.е. зверь. Впрочем, кое-кто так и не смирился с новым положением дел – зачинщица всего переполоха сова. Но на нее уже никто не обращал внимания. Особенно волк. Тому было чем заняться – обучать, например, своего сына новому волчьему правилу: «Конечно, порядок в лесу должен быть, но зачем же все время рычать и лязгать зубами? Куда лучше помогать зверям, лечить их, тогда и порядка будет больше».

В этой правдивой истории нет ни грамма назидательности, она легкая, веселая, курьезная. Дети разного возраста, начиная от трехлетних, распознают подходящие для себя уровни смешного, сказочного или наоборот иносказательно правдивого. Интереснее всего книга окажется для читателей, знакомых с жизнью в коллективе – в детском саду, школе – у которых уже есть опыт наблюдения разных характеров, темпераментов и социальных ролей. К тому же к этому возрасту накопленный читательский опыт уже позволит оценить и нестандартный подход к сказочным типажам, это будет дополнительным источником веселья: в отступлении от нормы дети склонны видеть комичное. Да и сам текст местами откровенно смешной.

А в итоге перед нами оказывается изящная во всех своих проявлениях и запоминающаяся детская сказка.